«Они сохранили достоинство и честь» из серии «Русская эмиграция в фотографиях, 1917-1947» — Альбом II, 2001, тираж РАСПРОДАН

300,00

Белые воины и высланные философы, поэты и таксисты, живописцы и чернорабочие, портнихи и спортсмены, – кого только нет в корляковском собрании! Изумительной красоты и точености лица одних, простота и растерянность у других, там блёклая одежда, тут парадные мундиры, иконы, бороды, надежда во взглядах.
Почти никто из них России не увидит никогда. Разве что – вот эти мальчики и девочки, родины еще не видевшие и любящие её только по рассказам и сказкам.
Щемящая книга.
В её основе – глубоко осознанное представление о русском Зарубежье как о последнем пристанище нравственности и долга. Андрей Корляков самим подбором, сочетанием фотографий говорит: в изгнании оказались носители духа, чести, достоинства, и эмигрантское культурное наследие столь богато и разнообразно вовсе не случайно. Оно с первых дней было заложено выбором человеческого пути: прочь из осквернённого дома – в сторону вечной России.
Глубокая книга.

Категории: ,
Index des noms:
  • А
  • Б
  • В
  • Г
  • Д
  • Е
  • Ж
  • З
  • И
  • К
  • Л
  • М
  • Н
  • О
  • П
  • Р
  • С
  • Т
  • У
  • Ф
  • Х
  • Ц
  • Ч
  • Ш
  • Щ
  • Э
  • Ю
  • Я


«Они сохранили достоинство и честь» из серии «Русская эмиграция в фотографиях, 1917-1947» — Альбом II, 2001

Издательство ИМКА-ПРЕСС, 2001, тираж РАСПРОДАН

750 фотографий (Ч/Б) — франко-русские комментарии. 410 стр., 24 x 29 см., 2,2 кг
ISBN 2-85065-257-1 / 978-2-85065-257-8
 

От автора

Первый том документальной коллекции – «Русская эмиграция в фотографиях: Франция, 1917-1947» – вышел в парижском издательстве ИМКА-Пресс два года назад. Я и представить себе не мог, какой заинтересованный отклик встретит моя книга. Рецензии в печати, разговоры с русскими парижанами и многочисленные дополнения, сделанные читателями в письмах и устно, убедили меня в том, что эту работу нужно продолжать. Среди откликов было и замечательное письмо из Леснинского монастыря от епископа Серафима. Он писал: «Люди будут говорить Вам: почему Вы не вставили в книгу такого-то, почему не записали такую фамилию, не опубликовали другую? Учи­ты­вай­те все за­ме­ча­ния и де­лай­те свое де­ло, ра­зы­с­ки­вай­те, ра­но или по­зд­но всё к Вам при­дет».

С чи­та­тель­ской по­мо­щью про­яс­ни­лись мно­гие име­на, судь­бы, да­ты и об­сто­я­тель­ст­ва, уже упо­мя­ну­тые в пер­вом то­ме, а люди, увидевшие себя на его страницах, решили участвовать во втором. Чи­та­те­ли про­дол­жа­ют не­сти фо­то­гра­фии. Про­слав­лен­ный порт­ной Ша­ли­мов спа­сен от заб­ве­ния бла­го­да­ря ка­д­ру, пре­до­став­лен­но­му его до­че­рью Же­не­вь­е­вой; сын оф­таль­мо­ло­га Ку­це­ва Филипп пе­ре­дал сним­ки от­ца. И не­пре­мен­ные лич­ные вос­по­ми­на­ния, без ко­то­рых ис­то­рия за­сты­ла бы на ме­с­те. А еще – ста­тьи, за­мет­ки, штри­хи из прес­сы рус­ско­го из­гна­ния, вер­ный ори­ен­тир в блуж­да­ни­ях по ал­ле­ям ми­нув­ше­го. Со­брав все это во­еди­но, я смог оси­лить вто­рой том.
Теперь он в руках читателя.

Исторической фотографией я увлекся в 1994 году, когда впервые приехал в Сент-Женевьев-де-Буа к Татьяне Алексеевне Бакуниной-Осоргиной. Она стала показывать какие-то лица на стенах, но мне они практически ничего не говорили: Михаил Андреевич Осоргин, старый кадр с Бакуниным, погибший поэт Иван Болдырев (Шкот). А я никого не знал. И мне стало интересно, я увлекся. Это была целая эпопея: я разыскивал Юрия Мандельштама, Анатолия Штейгера и других, давно ушедших. Со временем познакомился с Натальей Борисовной Зайцевой-Соллогуб, открывшей мне свой архив.

Никогда не забуду: я потерял первую же найденную фотографию. Это был снимок некоего эмигранта Цыганкова, вернувшегося из какой-то африканской колонии во Францию. Его сняли на улице, как он целуется со своей собакой. Фотографию эту я безумно любил.

Второй была фотография Федора Шаляпина, которую мне уступил русский библиофил Андрей Савин. Потом я нашел 80 балетных фотографий и даже собирался делать книгу о русском балете, но у меня из машины их украли, и это меня еще больше подстегнуло – разыскивать фотографии, их спасать и посвятить себя им. А в будущем, возможно, создать фонд русской эмигрантской фотографии. Мне видится что-то наподобие нью-йоркского Бахметевского архива, только с фотографиями и иконографией. Бахметевский архив – за океаном, а фотографии должны быть здесь, в Париже, в культурной столице русской эмиграции.

Я глубоко убежден, что неинтересных фотографий не бывает. Даже если взять самый простой пляжный снимок и слегка с ним поработать, правильно выделить кадр, почти всегда можно добиться артистического эффекта. Прежде всего, я начал осваивать реставрацию фотографий электронным способом: сканер и особая компьютерная программа приводили к такой контрастности, что на фотографию было приятно смотреть. В России же используют ретушь, и это от снимков отталкивает. Я никогда не ретуширую, иногда только – убираю царапинки и разрывы. Постепенно научился подбирать бумагу в типографии – не прозрачную, когда фотография просвечивает с другой стороны, и не желтеющую со временем.

Обожаю профессии. Но, к сожалению, не нашел еще русских гардемарин, которые красили Эйфелеву башню, не нашел фотографий людей, разводивших хрен в Булонском лесу, не видел, как русские носили православный крест на Монблан, а ведь легенды об этом ходили. Предстоит еще многое найти и восстановить, жаль, что люди иногда запросто выбрасывают снимки. Или держат до последнего – это же частичка их. И когда одинокий человек умирает, приходит равнодушная консьержка и выбрасывает старые бумаги на помойку. И все потеряно.

Что предстоит еще сделать? В первую очередь, выпустить альбом «Искусство военного фотопортрета» – это соавторская работа с Виталием Жуменко, тема, абсолютно никем не описанная. Предстанут офицеры Императорской и Белых армий. Сейчас, когда в России публикуют что-то о Белом движении, портреты печатают в таком неприглядном виде, что просто страшно смотреть. И уж совершенно не знают Первую Мировую войну и участие в ней русского Экспедиционного корпуса. Альбом с фотографиями на эту тему выйдет в соавторстве с Жераром Гороховым.

Приступаю к работе над книгой «Дети русских эмигрантов». Кем они были? Ходили в школу, собирались в молодежных организациях. Кем стали? Учеными, профессорами, литераторами, инженерами, достигли очень высоких положений, работали в различных нефтяных или газовых компаниях, в Африке. Многие семьи до сих пор там живут, например, семья Шереметева – директора Рахманиновской консерватории.

Интересен весь мир, и я собираю фотографии, относящиеся к Югославии, мечтал бы издать книгу «Русские в Югославии», потому что материала очень много, особенно о Кадетском корпусе, Харьковском институте, который располагался в Белграде. Со временем подготовлю отдельные книги «Русские кадетские корпуса в изгнании», «Русская эмиграция на Балканах». Нет альбомов по Перу, Венесуэле, Колумбии, Бразилии, а там немало людей. Я уже не говорю об Америке – это большая мечта показать тех, кто уехал, скрываясь от немцев, за океан. В Сан-Франциско и в Лос-Анджелесе они создали большие колонии.

Что отнести к жемчужинам коллекции? Трудно сказать, мне все нравится. Есть поразительные балетные кадры, снимки оркестров, замечательные фотографии белых русских, сражавшихся во время испанской войны.
Я всегда видел, что советская фотография вымышлена, надумана, лжива. А эмигрантские фотографии не врали, им не надо было ничего придумывать. И это покорило меня больше всего.

И, наконец, – самое главное. Я глубоко благодарен всем, кто помогал мне. Профессор Вероника Лосская перевела всю книгу на французский язык. Ре­нэ Кле­мен­ти-Би­лин­ский све­рил весь фран­цуз­ский ап­па­рат кни­ги, историк Виталий Жуменко принес и расшифровал множество фотографий.
Низкий поклон моим родителям Татьяне Капитоновой и Альфреду Корлякову.
Все они бескорыстно и от всего сердца помогали мне советами и воспоминаниями. Их знания и любовь – также в этой книге.

Неоценимую помощь оказали мне княгиня Русудана Амилахвари, Виталий Амурский, графиня Мария Апраксина, Елена Аржаковская, Кирилл Арнштам, Софья Асланова, Клод Бернес, Жерар Бодар, Ленни Боргер, Александр Васильев, Кирилл Васильев, Николай Вырубов, Дмитрий Вышнеградский, Елена Гавель, Ленар Гараев, Владимир Гаценко, Ольга Герке, Василий Гингер, Татьяна Гладкова, Жерар Горохов, Наталья Грабар, Марина Грей-Деникина, Михаил Григорович-Барский, Ростислав Добужинский …, Алексей Григорьев, Николай Гукович, Юрий Гурский, Вера Гюлцгоф, Пётр Данзас, Николай Дронников, Николай Душкин, Александр Ельчанинов, Мариамна Жедринская, Николай Завьялов, Наталья Зайцева-Соллогуб, Наталья Замчалова …, Вера Ильина, ИМКА-Пресс, Дмитрий Ломбар, Кадетское объединение, графиня Елена Капнист, Николай Кедров, Олег Кессельман, Георгий Копылов, Марина Корецкая, Алексей Коровин, Сергей Красноголовый, Анна Кропоткина, Филипп Куцев, Ирина Лаврова, Григорий Ламсдорф-Галаган, Ирина Лебедева, Мария Лифарь, Александра Лопухина, Алис Лорран, Борис Лосский, Елена Лыжина, Александр Ляпин, Мишель Мае, Кирилл Мардухаев, Анна Марли, Галина и Кирилл Махровы, Лев Мнухин, Музей Полиции, граф Андрей Мусин-Пушкин, Антуан Нивьер, Михаил Озерецковский, Дмитрий Орехов, графиня Ольга Остен-Сакен, Александр Отсолиг, Ростислав Пащинский, Сергей Пельцер, Александра Плетнева-Бутен, Анна Пустынцева, баронесса Нина Рауш фон Траубенберг, Варвара Раппонет, Даниель Руманов, Алексей Селезнев, Ирина Серова-Мамонтова …, Гавриил Симонов, Книжный магазин Е.Сияльской, Софья Смирнова, Николай Спасский, Кирилл и Анна Старицкие, Татьяна Струве, Ванда Сулима, госпожа Тевашова, Иван Толстой, Ксения Триполитова, князь Александр Трубецкой, Юрий Трубников, Тургеневская библиотека, Наталья Федоровская, Дарья Фесенко, Измаил Хагондоков, Алексей Христофоров, Николай Чернецкий, Женевьева Шалимова, княгиня Зинаида Шаховская, Андрей Шмеман, графиня Александра Шувалова, Сергей Шумов, Татьяна Щуцкая, Тамара Феликсова, Алик Хананье, Владимир Ягелло.

Андрей Корляков

Emigration Russe en photos