«Русская культура в изгнании, 1917-1947» из серии «Русская эмиграция в фотографиях, 1917-1947» — Альбом V, 2012

80,00

Категория:
Index des noms:
  • А
  • Б
  • В
  • Г
  • Д
  • Е
  • Ж
  • З
  • И
  • К
  • Л
  • М
  • Н
  • О
  • П
  • Р
  • С
  • Т
  • У
  • Ф
  • Х
  • Ц
  • Ч
  • Ш
  • Щ
  • Э
  • Ю
  • Я


«Русская культура в изгнании, 1917-1947» из серии «Русская эмиграция в фотографиях, 1917-1947» — Альбом V, 2012

Издательство ИМКА-ПРЕСС, 2009

2100 фото (Три цвета) — русские тексты, 720 стр., 24 х 29 см., 3,5 кг
РУССКАЯ ВЕРСИЯ ISBN 978-2-85065-276-9
 

РУССКАЯ КУЛЬТУРА В ИЗГНАНИИ, ЕВРОПА, 1917 – 1947
Фотографы русской эмиграции, их труд и творчество стоят в начале нового альбома, посвящённого русской культуре в изгнании в Европе с 1917 по 1947 годы.
И это не случайно. Если бы до нас не дошли все эти свидетельства истории – фотографии и открытки, негативы всех видов и размеров, любительские или профессиональные, то что осталось после стольких переездов, трёх войн и распадов эмигрантских семей, мы бы с трудом представляли по написанному или напечатанному ту обстановку или среду, в которой жили, трудились или существовали, созидали и творили русские беженцы.
Слава фотографии и фотографам, которые немало до нас донесли! На каждое имя или событие, о котором речь пойдёт в дальнейшем, читатель найдёт в этом альбоме визуальное подтверждение в виде 2100 фотографий или соответствующих документов, а также материалы о Великом русском исходе от Севера до Юга на всём протяжении границы России, которую стремились перейти, переехать, переплыть и даже перелететь уже состоявшиеся или будущие артисты, музыканты и композиторы, писатели и поэты, фотографы и журналисты, общественные и культурные деятели, спасавшие свою жизнь, честь, достоинство, труды и творчество от большевиков и подобных им варваров, для которых не было ничего святого – им и русская культура была не нужна.
Страны, в которые прибывали русские, совсем их не ждали или с трудом терпели русских эмигрантов с их обычаями, традициями, чужой и часто непонятной культурой; многие беженцы влачили почти нищенское существование, но с достоинством и честью переносили это; зачастую приходилось заниматься тяжёлым и низкооплачиваемым трудом, в большинстве случаев не по профессии и не по призванию.
Но русские эмигранты обладали невероятным терпением и надеждой на лучшие и справедливые времена, когда их опыт, умения и творчество понадобятся будущей России, очищенной и свободной.
Считать фотографами можно всех, кто держал в своих руках фотографический аппарат или камеру; тем не менее стоит выделить самые выдающиеся имена:
А.В. Бродович, И.А. Вахромеев, Р. Вишняк, Н.В. Волков, Н.Ф. Воронцов, Д.Р. Вассерман, Г.Б. Гойнинген-Гюне, Д. Гарфинкель, В.Ф. Гофман, М.О. Гроссман, Н.П. Даценко, С. Лидо, Б. Липницкий, В.С. Макаренко, Э.И. Маркович, Г. Меерсон, И. и Л. Миркины, А. и Р. Мишкинды, А.К. Непокойчицкий, гр. Г.И. Ностиц, кн. Е.Г. Оболенская, П.А. Овтрахт, А.И. Павловский, А.А. Пельцер, С.М. Прокудин-Горский, Э. Романо, Е.Г. Рубин, П.И. Шумов, Н.П. Рудаков, А. Рудомин, С. Сазонов, Г.М. Томашевский, кн. Н.П. Трубецкой, Л.Л. Федосеева, А.В. Ширай, П.И. Шумов, К.Г. Чикин, М.А. Эльтеков и др.
Театр – вторая глава альбома Русская культура в изгнании, которая посвящена этому искусству и всем, кто с ним был связан: драматургам, сценаристам, режиссёрам и актёрам. Мы увидим актёров, которые готовятся к отъезду в Константинополь. Они проедут через лагерь Лимассоль на Кипре и Турцию в болгарский город Варну, оттуда в Германию или в Париж. Выдающийся актёр и режиссёр Исаак Дуван-Торцов начал работать в Народном театре в Софии, затем в берлинском театре Синяя птица актёра Южного и в Пражской группе Московского Художественного театра, слава которого была так велика, что эта группа была повсюду восторженно встречена. В группу входили Книппер-Чехова, Германова, Берсенев, Дикий, Карнакова, Крыжановская. К ним присоединились артисты, оказавшиеся за рубежом. В Париже эта группа с 1925 года давала свои спектакли в театре Ателье у Шарля Дюллена. Посетители, исключительно русские, приходили на пьесы Островского, Гоголя, Чехова, Толстого и Горького.
В 1923 году в Берлине Борис Романов основал Русский романтический театр, представления которого пользовались большим успехом. Но наибольший успех снискал Русский драматический театр в Париже, который продолжил дело московской Летучей мыши Никиты Балиева, завоевав почётное место в парижском театральном мире. В 1935 возник Театр русской драмы, в который вошли жившие в Париже актёры. В организации этого театра приняли активное участие Е.Н. Рощина-Инсарова, H.Н. Евреинов и Ю.П. Анненков. Необходимо отдать в первую очередь долг таким замечательным артистам, как Георгий и Людмила Питоевы, Вера Греч, Поликарп Павлов и др.
В 1927 году в Париже артисткой Д.H. Кировой был основан Русский интимный театр, и тогда же открылся Зарубежный камерный театр и Театр комедии и драмы артистки Барановской. Русские театры в Париже, Лондоне, Брюсселе, Берлине, Риге, Ревеле – всё это впервые вместе увидит читатель в этой главе.

Синема – магическое слово начала XX века – третья глава альбома, в которую вошли фотографии о практически всех фильмах на русскую тему. Для всех русских эмигрантов исключительно важна была духовная связь с родиной, которую у них отняли.
В связи с этим деятели русского кино в Германии и Париже озаботились в первую очередь съёмками фильмов на сюжеты произведений русских классиков: Лев Моголов режиссёра Жана Эпштейна; Братья Карамазовы режиссёра Фёдора Оцепа; Московские ночи режиссёра Алексея Грановского; Очи черные режиссёра Виктора Туржанского; Тарас Бульба режиссёра Алексея Грановского; На дне по сценарию Евгения Замятина и Якова Компанейца; Ничего с Иваном Мозжухиным; Пиковая дама режиссёра Фёдора Оцепа, художники – Александр Лошаков и В. Мейнгардт, художники по костюмам – Мстислав Добужинский и Юрий Анненков; Ложь Нины Петровны режиссёра Виктора Туржанского, художник Сергей Пименов, художник по костюмам Юрий Анненков; Княжеские ночи режиссёра Владимира Стрижевского; Ностальгия режиссёра Виктора Туржанского; Катя – художник Александр Арнштам, художники по костюмам – Александр Арнштам и Борис Билинский; Тараканова – художник Борис Билинский.
В редких случаях берутся сюжеты на русскую тему зарубежных авторов: Мишель Строгов режиссёра Вячеслава Туржанского, в ролях: Иван Мозжухин, Наталия Кованько, Евгений Гайдаров; Казанова режиссёра Александра Волкова с Иваном Мозжухиным, Дианой Карен, Ниной Кошиц и др.; Наполеон режиссёра Абеля Ганса, художники – Александр Бенуа и Пётр Шильдкнехт, в ролях: Николай Руденко, Николай Колин, Александр Кубицкий; Шехеразада режиссёра Александра Волкова, операторы – Николай Топорков и Федот Бургасов, художники – Александр Лошаков, Владимир Мейнгард, художники по костюмам – В.А. Каринская, Борис Билинский, в ролях: Николай Колин, Нина Кошиц, Александр Вертинский; Сержант Икс с Иваном Мозжухиным режиссёра Владимира Стрижевского, художник Александр Лошаков; Волга в огне режиссёра Виктора Туржанского и другие.

Искусство, художники, скульпторы, архитекторы, реставраторы и иконописцы – четвёртая, самая большая и богатая фотодокументами глава.
С первых дней изгнания русские художники и иконописцы активно включились в культурную жизнь в изгнании, организовав ряд выставок сначала в расположении русских войск в Галлиполи, затем, для более широкой публики, – в европейской части столицы, где участвовали члены Союза русских художников в Константинополе: Измайлович, Зарецкий, Алексинская, Астафьев, Бобрицкий, Билинский, Вл. Иванов, Калмаков, Кайсаров, Перов, Сабанеев, Фёдоров и другие.
Подобные начинания имели место и в Финляндии и в Эстонии, куда эвакуировались части Северо-Западной армии; в Германии, куда съезжались десятки и десятки тысяч русских беженцев, образуя свои колонии; во Франции, которая для многих считалась конечной станцией.
Открывают главу редчайшие фотографии с автографами патриарха русского искусства Ильи Ефимовича Репина, не пожелавшего переехать, несмотря на все увещевания, в советскую Россию, – до конца дней своих остался он непреклонным и нетерпимым к большевикам, как и художники Добужинские, А. Яковлев, Б. Григорьев, С. Судейкин, академики живописи Коровин, Рундальцов, Латри, Глоба, Сомов и многие другие, количество которых можно было бы определить в две тысячи, но какие! Самый цвет живописцев, скульпторов, архитекторов, не пожелавших подвергнуться ограничению их творческих свобод, а для иконописцев и полного запрещения их искусства!
Парижский Монпарнас стал художественной столицей Европы между двумя Мировыми войнами, и всё это читатель впервые увидит через уникальные, ранее неопубликованные фотографии, на которых запечатлён приём поэта Владимира Маяковского русскими художниками во главе с Марией Васильевой и Сергеем Фотинским, Адольфом Федером и Осипом Цадкиным.
Такого созвездия фотографических образов художников: Константина Сомова, Александра Бенуа, Добужинских, Коровиных и сотен других за работой или на отдыхе, ещё не было представлено нигде. Абсолютные шедевры фотохроники!

Музыка в изгнании – пятая и самая необычная глава альбома, представляет интересную фотографическую панораму военных оркестров в Галлиполи, Болгарии, Сербии, Германии и Франции; народные, профессиональные, духовные хоры; лирические, популярные, цыганские певцы; классические и балалаечные оркестры – до великих русских композиторов и артистов русской оперы, ставших подлинными посланниками русской культуры во всём мире.
Исключительно трудно представить музыку по фотографиям – помощью для ассоциативного восприятия здесь послужили многочисленные программы, пригласительные билеты и афиши со знакомыми любому, от любителей до профессионалов, именами знаменитых композиторов: Глазунов, Черепнины, Рахманинов, Стравинский, Гречанинов, Вышнеградский, Кусевицкий, Дукельский, Надя Буланжэ, Бутников, Лямин; хоры и хормейстеры: Архангельский, Кедровы, Варенова, Афонский, Черкасские, Поторжинский, Верещагин, Власов, Евец; казачьи оркестры и хоры: Жаров, Чернояров, Гладыревский, Скрябин, Мальчевский, Тер-Абрамов, герцог Лейхтенбергский, Георгий Стреха, Ледковский, Соколов; музыканты: Метнер, Якобсон, Добровейн, Захаров, Гамбург, Пятигорский, Скальская-Осберг, Тененбаум, Н. Кодолбан, Зайдель, Андреев, Лишке, К. Кодолбан, Ганзен, Пресс, Брайловский, Босков, Орлов, кн. Магалов, Лабинский, Оболенский; оперные певцы: Мария Кузнецова-Массне, Нина Кошиц, Фелия Литвин, Лещетицкая, Дубровский, Поземковский, Лапшин, Мельников, Смирнова, Яковлева; народные и цыганские певцы: Спиридович, Ашим-Хан, Морфесси, Лещенко, Димитриевичи, Вертинский, Анна Марли, Иза Кремер. Отдельные страницы посвящены Русской Консерватории в Париже; двум великим русским оперным артистам Фёдору Ивановичу Шаляпину и Елене Алексеевне Садовень; русским кабаре и джазовым оркестрам Карпова, Синявина, Евреинова и Ганкина.

Балет и русские народные танцы – шестая и самая экспрессивная глава альбома. Грация движений, изящество линий, фейерверк костюмов и декораций в этом главном храме русского балета в изгнании.
От Сергея Павловича Дягилева до Сергея Михайловича Лифаря, совершивших каждый по-своему подвиг в области распростанения искусства русского балета, послами которого они были и останутся навеки.
Им также помогли другие звёзды русского балета: Ольга Преображенская – самый великий педагог по балету, Николай Легат, Любовь Егорова, Вера Трефилова, Юлия Седова, Александр Волынин, Матильда Кшесинская, Екатерина Девильер, основавшие свои маленькие храмы, из которых разлетелись по всему миру, кроме советской России, их молодые посланники, открывшие в свою очередь престижные школы, студии и балеты.
Нет ни в Европе, ни во всем мире театра, где бы не сказалось влияние русского балета в изгнании – оно идет не только от самих артистов: Анны Павловой, Вацлава и Брониславы Нижинских, Тамары Карсавиной, Ольги Спесивцевой, Бориса Романова, Михаила и Веры Фокиных, Леона Войцеховского; но и от балетмейстеров, хореографов и постановщиков: Бориса Кохно, Сергея Лифаря, Бориса Григорьева, Леонида Мясина; художников и декораторов: Льва Бакста, Александра Бенуа, Мстислава Добужинского, кн. Александра Шервашидзе, Сергея Судейкина, Бориса Анисфельда, Наталии Гончаровой и Михаила Ларионова; композиторов: Стравинского, Дукельского, Черепнина, Прокофьева.
Со смертью Сергея Дягилева прекратил свое существование и его Русский балет. Его миссию незамедлительно продолжили Русские балеты Монте-Карло полковника де Базиля (настоящее имя Владимир Воскресенский), балеты Леона Войцеховского, балеты Брониславы Нижинской для Оперы кн. Церетели, балеты Евгения Арцюка.
Русский балет стал самым могущественным танцевальным фактором всего современного искусства, – это слова Сергея Михайловича Лифаря, принявшего участие и поставившего прямо или косвенно более 120 русских балетов. Каждая фотография просто уникальна!

Литература в изгнании – седьмая глава, затрагивающая все виды литературной деятельности.
Её открывают военные писатели и историки: генералы Туркул, Лукомский, Кислицын, Врангель, фон Лампе, Деникин, Половцев, Головин, Краснов, поручик Даватц и гениальный публицист Иван Солоневич, перед которыми стояла важная и ответственная задача сохранить свои свежие воспоминания и передать последующим поколениям правду о Великой войне, которую большевики называли буржуазной и делали всё возможное, чтобы стереть её из народной памяти; о революции и последующей Гражданской войне, которая закончилась Великим русским исходом и возникновением Зарубежной России, в которой стали расти, как грибы, русские типографии, печатные ателье и издательства: Я. Поволоцкого, С. Филонова, М. Дидковского, Б. Шерешевского, А. Парфентьева, Сидаровского, Ростиславова; библиотеки: Русских домов, Народного университета и Земгора, писателя Александра Куприна, Знание и Маяк, Союза русских шофёров, л.-гв. Казачьего дивизиона и полка; т-ва Гликсмана и другие; книжные магазины: Петрополис и Россика в Берлине, Дом книги, Возрождение; Е. Пискарёва, Е. Сияльской и др.; газеты и журналы: Возрождение, Последние новости, Общее дело, Дни, Новое время, Руль, Русский глаз, Россия и славянство, Вечернее время, Вера и верность, Русское время, Родная земля, Борьба за Россию, Россия за рубежом, Иллюстрированная Россия. В главе представлены писатели: Бунин, Зайцев, Куприн, Алданов, Мережковский, Гиппиус, Брешко-Брешковский, Немирович-Данченко, Осоргин, Тэффи, Крымов, Шмелёв, Ремизов, С. Чёрный, Терапиано, Зуров, Варшавский, Бернацкий, Минцлов, Ладинский, Злобин, Одоевцева, Варшавский, Озерецковский, а также Анри Труайя, Жозеф Кессель, Серж Голон и др.; поэты: Вячеслав Иванов, Бальмонт, Оцуп, К.Р., Ходасевич, Северянин, Туроверов, Горянский, Поплавский, Богаевский, Алла и Анатолий фон Штейгеры, Адамович, Г. Иванов, Иваск, Иловайский, Одарченко, Смоленский, Червинская, Цветаева – такой галереи фотопортретов ещё не было никогда!

Сохранённая культура – восьмая и последняя глава с самой трудной задачей показать процесс сохранения и распространения подлинной русской культуры по всем странам мира.
С самого начала Исхода деятели культуры правильно поняли, что объединить изгнанников могут только те духовные ценности, на которых поколениями воспитывались их предки: русская литература в лице Пушкина и Лермонтова, Достоевского и Толстого, Тургенева и Чехова и др. Стали проводиться ежегодные Дни русской культуры во всех странах русского рассеяния, и практически все общественные и культурные союзы, общества и организации от души и всего сердца принимали в них участие.
Большое внимание уделялось подрастающим поколениям, которым нужно было передать всё, что знали, умели, ценили, а иногда и имели – культурные и военные реликвии, антикварные и редкие книги и издания.
Более прагматично действовали многочисленные воинские объединения, которые стали собирать в музеи бережно хранимые военные реликвии.
Несколько казачьих полков смогли сохранить во время двух войн свои собственные музеи – Лейб-Казачьий и Атаманский.
Полковник Б. Приходкин ещё в Сербии положил начало всеобщему музею кадет. Был собран музей конной артиллерии и др.
В некоторых странах создавались частные театральные и культурные музеи. Чеканились памятные медали и печатались марки, издавались однодневные газеты и журналы, посвященные Дню русской культуры.
Еще одним важным видом сохранения родной культуры было создание кружков и ассоциациаций, союзов и объединений, которые проводили свои собственные праздники, благотворительные ярмарки, вечера и балы, во время которых выступали известные деятели литературы и искусства, музыки и балета, заслуженные русские учёные.
Всё это наглядно представлено в заключительной главе альбома Русская культура в изгнании, 1917–1947.
Андрей Корляков

Детали

Вес3.5 kg
ISBN

978-2-85065-275-2

Emigration Russe en photos