«Белая Армия, фотопортреты русских офицеров, 1917-1922», автор Виталий Жуменко, издание подготовил Андрей Корляков – ВНЕ СЕРИИ — 2007

300,00

Нет в наличии

Категории: ,

Белая Армия, фотопортреты русских офицеров, 1917-1922″

автор Виталий Жуменко, издание подготовлено Андреем Корляковым

Издательство ИМКА-ПРЕСС, ПАРИЖ-2007, ВНЕ СЕРИИ

600 фотографий (Сепия) — франко-англо-русские комментарии, 560 стр., 34 x 24 см., 3,4 кг
ISBN 2-85065-265-2 / 978-2-85065-265-3
 

Всё! Россия больше без них не может. В страшном для нашего отечества столетии побежденным армиям, оказывается, доверены ценности, которые только им по плечу: национальное достоинство. Верность долгу. Верность отечеству и присяге. Идеалы свободы, чести и гражданского общества. Вера. Честность. Доблесть. Только им, развеянным по миру, убитым и поруганным, лежащим где-то далеко на запад и на восток, на север и юг по всему свету, мы можем сказать: вы справились. Вы победили. Без вас России уже нельзя… и они возвращаются первыми памятниками — в Иркутске и       Сальске, они вернулись своими воспоминаниями и хрониками. А пока – просто пора отдать должное этому поколению, этому призыву. Харизме генерала Дроздовского, рыцарскому достоинству Врангеля, мужеству Маркова, героизму Манштейна… и других, которых было так много. Перед нами восстаёт из пепла Белая Армия. Вот её лица, вот люди, слава которых теперь необходима национальной памяти. Они были такими, какими мы видим их здесь.
Да пребудут они в покое у Господа нашего, и да будет с ними наша любовь и наша надежда!

Идея выпуска альбома родилась в 1997 году, когда я познакомился с Андреем Корляковым, создателем известных книг-альбомов раскрывших фото-окно в прошлое русского изгнания. До этого я разыскивал фотографии русских офицеров без особого энтузиазма и для себя. Видя, что в Париже кроме меня это никому не интересно, а в новой России интерес к Первой мировой и Гражданской войнам проявляют единицы, публиковать собранный материал я не очень стремился. Надо сказать, что начало собранию положил питерский историк, мой большой друг Павел Константинович Корнаков ещё в 1982 году. Оценив мой интерес, он передал мне из своего архива до сорока фотографий белых генералов и офицеров.

Мой собственный интерес к белым появился рано, — в шесть лет они стали мне сниться. Произошло это так. В 1966 мои родители работали в калмыцких степях в нефтеразведке. В посёлке Улан-Хол демонстрировали знаменитую кинокартину «Чапаев». Зал был полон детьми и подростками, взрослые не смотрели эту глупость. Группа калмычат подняла такой гвалт и топот в такт барабанам атакующих белых цепей, что фильм остановили (нечто подобное описано в мемуарах Лидии Норд). А в конце картины кто-то крикнул: «Топи его … шакала!». На следующий день мы играли в казаки-разбойники. До этого составы команд были смешанные, русско-калмыцкие, а тут наши родные калмыки не пожелали делиться и выгнали всех русских ребят в команду разбойников. Было обидно, хотелось побыть каппелевцем.

Это был показатель. Калмыцкие дети многое понимали лучше своих русских сверстников и носили какую-то тайну, неведомую нам. В Гражданскую войну этот маленький народ почти поголовно поднялся против красных. Калмыки так и говорили: «От красных нам пощады не будет, у нас морда слишком кадетская».

Вернувшись на Кавказ в немецкую колонию Александровскую под Нальчиком, я воспитывался моей незабвенной бабушкой, старой терской казачкой Марией Митрофановной Сивачёвой, в девичестве Горячевой, уроженкой Владикавказа. Рассказы её о Гражданской войне и новой жизни были ужасны, пугали меня. До проклятой революции во Владикавказе и станице Луковской проживало до пятнадцати семей нашего породнения, большие, крепкие казачьи семьи. И вот пришла катастрофа, новая война, расстрелы, пытки, голод и репрессии. В 100 гробов обошлась нашим родственникам новая жизнь. Сплошной траур и похороны, стон и слёзы. Шесть родных братьев, двадцать дядей и десятки двоюродных и троюродных братьев и сестёр были убиты и замучены, умерли от голода и болезней. Прадед мой Митрофан Андреевич Горячев, уважаемый во Владикавказе, умер от голода и засох на печи, не было сил его снять и похоронить. К 1933 году из четырнадцати человек огромной, дружной, трудолюбивой семьи остались живы двое. Это трагедия одной семьи. А сколько было таких!

Вот русские офицеры, такие, как представленные в альбоме, и были защитниками народов России. Преследуемые и истребляемые собственным народом, увлёкшимся идеей построения рая на земле, без богатых и бедных, без начальников и подчинённых, а пока получившим разрешение брать чужое. Рикошет от содеянного страшный и, возможно, смертельный для русских. В 1917 году русских было 125 миллионов, и в 2005 тоже 125. А должен был быть миллиард. Вот и всё. Какой печальный эпилог стольких надежд и дерзаний.

Урок прошёл даром. Миллионы россиян и сегодня остаются в неведении. И не помогли нам наши просторы и величайшие богатства недр и морей, плодородие земли.

А русские воины, белые офицеры и казаки, разбитые в боях красной саранчой, но победившие морально, ушли из погибающей России, унеся с собой немеркнущий свет надежды. Надежды на продолжение борьбы и на то, что больной русский народ найдёт в себе силы спасти истерзанную родину. Увы, не суждено было тому сбыться.

Пусть не ворчат искушённые историки, что в альбоме представлены фотографии, им частично известные. Это мой бессмертный строй! И я не могу ориентироваться на то, что было до меня опубликовано. Теперь хочу перейти к самому главному и сказать несколько слов о моих верных друзьях, тех, кто создавал со мной этот альбом.

Андрей Корляков в течение двух лет подготовил к печати весь альбом от первой до последней страницы, включая обложку, реставрировал все фотографии и добавил до 150-ти снимков из собственного собрания. Жерар Горохов, сам сотрудничая с несколькими военно-историческими журналами, нашёл время перевести на французский и английский языки весь альбом, а Татьяна Пружан перевела на французский вступительную статью. Журналист Анатолий Копейкин и Михаил Новиков редактировали русский текст, а Рене Клементи-Билинский и Ленни Боргер корректировали французский и английский. Вступительное обозрение по истории Белой борьбы написал доктор исторических наук Сергей Волков. Финансовую поддержку оказал историк искусств Алексей Расторгуев.

Приношу сердечную благодарность всем тем, кто помог осуществить задуманную работу. Эту помощь мне оказали:
Григорий Алексинский ‡, Ольга Алянчикова ‡, Алексей Арсеньев, княгиня Русудан Амилахвари ‡, Наталья Астахова-Замчалова ‡, графиня Мария Апраксина, о. Михаил Арцимович ‡, Михаил Богаевский ‡, Михаил Григорович-Барский, Михаил Блинов (Москва), Григорий Брунст, Михаил Беклемишев, Александр Васильев, Ася и Юрий Вишневские, Петр Воронин, Елена Гавель, Ирина Гавриленко, Патрик Гмелин, Тамара Горбатовская ‡, Владимир Гофман, Марина Грей-Деникина ‡, мать Мария Гурко, Юрий Гурский, Вера Гюльцгоф, Петр Данзас, Владимир Деларов, Ростислав Дон, о. Георгий Дробот, Лидия Дубяго ‡, Татьяна Дурова, Александр Ельчанинов, Филипп Жакиж, Ив Жантийом-Кутырин, семья Зеленских, терский казак полковник Николай Зимин ‡, Вера Иванова ‡, Николай Исаев, Сергей Иванов, семья Иванжиных, гусар-александриец поручик Михаил Казмин ‡, дроздовец подпоручик Алексей Капустянский ‡, Инна Калинина, Сергей Калинин ‡, Александра Калинина, гвардейский гренадер поручик Александр Кондратович ‡, Олег и Альма Кессельман, Михаил и Юсуф Кефели, Ростислав Кола-Мусин-Пушкин, Павел Корнаков (СПб), Жизель Костомарова, семья Ивановых, о. Серафим Красноголовый ‡, семья Крживоблоцких, Николай Курлов ‡, Андрей Куровский ‡, Георгий Копылов, семья Кирсановых, Лев Лавров, Жеральд де Предель де Ламаз, Михаил Лебедев, Иван Левандов-ский ‡, Михаил Левандовский, Анастасия Лебедева, Леонид Лемперт, Игорь Лопатинский, Николай Любимов ‡, Дени Левьё, Ольга Левшина, Николай Левшин ‡, Александра Лопухина, Любовь Тимашева, марковец артиллеррист поручик Николай Малахов ‡, Татьяна Малахова ‡, Александр Манташев, Франсис Маратье, Кирилл Мардухаев, гусар-ахтырец корнет Георгий Мартос ‡, Юрий Маршалк, Кирилл Махров, о. Константин Могилевский, Валентина Могилевская, Иосиф Молотков, Лев Мнухин (Москва), граф Андрей Мусин-Пушкин, граф Владимир Мусин-Пушкин, Наталья Маслова, маркиза Ольга де Нарп, Александр Никольской, Наталья Обержинуа, князь Сергей Оболенский, семья Одинец, Николай Осипов, о. Михаил Осоргин, Ксения Паскалис, Ростис-лав Первышин, Александр Погорецкий ‡, гвардии сотник Борис Полковников ‡, подпоручик Константин Перепеловский ‡, Павел Приймаков, Александр Плотто, Ольга Пущина ‡, Анна Прокофьева ‡, Юрий Прокофьев, баронесса Нина Рауш фон Траубенберг, Елена Рагимова, Дмитрий Рафальский, Юрий Родионов ‡, Георгий Розеншильд фон Паулин, Паскаль Романовский, Петр Роснянский, Ольга фон дер Ропп ‡, Елизавета Руссель-Стефанович, Андрей Савин ‡, Светлана Савина, Гавриил Симонов, дроздовец кадет Сергей Слюсарев ‡, Екатерина Сомова, гвардии подпоручик Семен Старосельский ‡, Павел Стрелянов (Москва), корниловец Анатолий Сысоев ‡, барон Алексей Тизенгаузен, Николай Тихменев, князь Александр Трубецкой, Ирина Туроверова ‡, Марина Турцевич, Ирина Фаркаш, Наталья Федоровская, Виктор и Тамара Феликсовы ‡, Жак Ферран, о. Андрей Фортунато, Измаил Хагондоков, Андрей Хагондоков, семья Харькевич, семья Харламовых, Юрий Хомяков, Алексей Христофоров, Василий Цветков (Москва), Валерий Циглер фон Шафгаузен, семья Чертковых, Елена Черевкова, Николай Чернецкий, семья Чермных, о. Петр Чеснаков, Николай Черниловский-Сокол ‡, Лавр Шапрон дю Ларре ‡, графиня Марина Шереметева ‡, Мария Швабо, Андрей Швахгейм, Марина Шидловская, Ирина фон Шлиппе, Андрей Шмеман, Борис Шумский ‡, Филипп-Александр Элленбоген, Александр Экк, Михаил Энден, Владимир Ягелло ‡, о. Владимир Ягелло, алексеевец капитан Владимир Якимчук ‡, Николай Янов, Марина Баратова-Бобровская (США), семья Коблик, Жорж Сомме, Яков Голембиовский (Бельгия), Андрей Бородаевский (Москва), Василий Кусонский, Наталья Колнер ‡, Николай Рутченко, семья Селезнёвых, Иван Свечин, семья Крич-Альбертини, Ленни Боргер, Музей Лейб-Гвардии Казачьего полка (Курбевуа) и персонально Александра Бобрикова, а также частные архивы.

Всем им низкий поклон

Виталий Жуменко

Emigration Russe en photos